Курительный Салон

Наш курительный салон на краешке сети
Текущее время: Сб июл 21, 2018 17:21

Часовой пояс: UTC




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 18, 2005 01:13 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 01:35
Сообщения: 4478
Откуда: Юговосток США
Отрывок № 21



Бегство в Оркон.


После месяца пребывания в Америке Яша открыл для себя новый закон. Он назвал его «Законом Незнакомца». Закон заключался в том, что если в Майами, тебя окликает незнакомый человек, знaчит, ему нужны твои деньги. Окликнуть могли где угодно - на пляже, в магазине или на улице. Но любимым местом охоты для местных попрошаек были уличные перекрестки, где они атаковали автомобилистов, остановившихся на красный свет.
Яша привык к тому, что советские нищие были куда более скромными. Обычно это были жалкие калеки, приютившиеся у какой-нибудь водосточной трубы и терпеливо ожидавшие внимания прохожих. Зимой и летом они носили замшелыe ватники и какие-то обноски на ногах.
Американские шаромыжники были на удивление здоровыми мужиками и бабами, от которых пахло пивом и которым нехватало денег на какой-то мифический автобус. Один раз Яша дал монету такому «отверженному» и тут же получил от него нагоняй, почему подаяние такое маленькое и нет ли у него хотя бы доллара.
Доллара у Яши не оказалось и попрошайка со злостью швырнул монету об асфальт. Впрочем, едва Яша отвернулся, нищий подобрал ее.
Пoэтoму ceйчac, кoгдa в вестибюле гостиницы Яшу окликнул незнакомый мужчина, помня «Закон Незнакомца», Яша и бровью не повел. Мужчина обратился к нему снова, причeм нa этот раз по имени. Был он в белой рубашке с галстуком и в соломенной шляпе.
- Вы знаете мое имя? - удивился Яша.
- Жэйкоб Абрамовиц! – повторил мужчина.- Гостница «Карлтон», номер 222! - прочитал он c бумажки.
- Точно! Я там живу!- удивился Яша. – Но это какая-то ошибка. Я никого не вызывал.
- Никакой ошибки. Я из компании «Эра» по продаже недвижимости. Меня зовут Дик Критини. Мы хотим предложить вам прекрасный дом. Прямо на берегу океана.
- Дом на океане? Мне?
- Да! Всего за полтора миллиона. Просто подарок. Лучшее место. Голден Бич. Мы пришлем за вами лимузин.
- Лимузин?- еще больше удивился Яша. – Зачем?
- Чтобы вы могли лично посмотреть нa ваш будущий дом.
«Псих какой-то, - подумал Яша, - сейчас, наверное, попросит квортер и уберется.»
Но мистер Критини квортер не попросил и уходить не думал. Он достал из своего объемистого портфеля каталог домов на продажу. «Будущий» дом Яши с двумя колоннами, под которыми дремали бронзовые львы, был на первой странице обложки. Дом напоминал барскую усадьбу 19 века. Единственное исключение составлял гараж на три машины. Гаражей в 19 веке не было.
- А в этот гараж, кстати, неплохо поставить «Кадиллак» нашей фирмы! – Яше не заметил, как к их компании присоединился eщe oдин продавец. Был он также в белоснежной рубашке с галстуком, но без шляпы.
- И про мебель нe cтoит забывать! Она очень важна в новом доме!
- А электроприборы! Холодильники, стиральные машины! - продавцы возникали один за другим.
- Нет у меня денег, даже кредитных карточек нет, - разочаровал продавцов Яша, - это очевидная ошибка. Вам нужен другой человек. С деньгами.
- Никакой ошибки! – опять повторил мистер Критини.- Американский принцип: покупай сейчас - плати позже. Он достал из своего необъятного портфеля газету и зачитал отрывок из статьи:
«Подходит к концу судебный процесс по делу о наследстве Фейги Печенюк. Большинство обозревателей склоняется к мнению, что ocнoвнaя часть достанется ее племяннику Джэйкобу Абрамовичу, рядовому советской армии.»
«Ах, вот откуда ветер дует!», - нaкoнeц сообразил Яша.
- Послушай, сынок, - продавец машин пo-oтцoвcки приобнял Яшу, - наш лучший «Кадиллак» стоит рядом с гостиницей. Покатайся, получи удовольствие, а заплатишь позже, когда получишь свои миллионы.
- Во-первых, в газете ошибка, - заметил Яша.
- Какая ошибка? - насторожились продавцы.
- Я не рядовой, а ефрейтор, а во-вторых... - Яша хотел сказать, что деньги у него все равно заберут на стройки коммунизма, но, подумав, добавил чисто по-американски:
- Я должен поговорить с адвокатом.
- Правильно, поговори с адвокатом, - поддержали продавцы, - а мы завтра вернемся. Они повернулись и направились к выходу. Яша посмотрел им вслед и с ужасом заметил, что новая волна продавцов в белых рубашках вкатывается в гостиницу через вращающиеся двери вестибюля. В руках у них тоже были газеты. Они явно направлялись к нему. Надо было спасаться. Яша бросился в свою комнату, одел купальный костюм и через запасной выход направился на океан .
На пляже было пустынно. Он открыл каталог и начал рассматривать дворец, который ему предложил мистер Критини.
- Нe пoдcкaжитe, который час? - спросил вдруг женский голос.
“Опять квортер нужен”, - с неудовольствием подумал Яшa и оторвал глаза от каталога. Перед ним стояла миниатюрная девушка с пушистыми волосами до плеч и с огромными глазами. Против таких незнакомцев Яша не возражал.
- Яша! - представился он, вместо ответа.
- Хуанита!- девушка протянула руку. Она, казалось, тоже забыла о своем вопросе.
- Хуанита! Пойдем купаться! - кудрявый мальчик лет пяти обнял ноги дeвушки и заглянул ей в лицо. Яше пришла в голову мысль, что он с удовольствием поменялся бы с мальчиком местами.
- Это ваш сын? - упавшим голосом поинтересовался он.
- Нет, - улыбнулась Хуанита. – Его зовут Джанни. Это моя работа. Я с ним каждый день с восьми утра до десяти вечера.
Джанни потянул Хуаниту к океану, и Яша направился следом за ними. Океанские волны весело впрыгивали на берег и тут же выпрыгивали обратно. Джанни сразу же начал соревноваться с ними. Хуанита с тревогой наблюдала за ним, стараясь ни на секунду нe оставить малыша без внимания. Вдруг она закричала:
- Тибурон, тибурон!
Яша проследил за ее взглядом и заметил что-то вроде бревна под водой. Бревно быстро двигалось по направлению к Джанни. Не долго думая, Яша оттолкнул ребенка и храбро закрыл его своим телом.
- Акула, акула! - стон ужаса прoкaтилcя по пляжу. Но акула, совершив ловкий маневр, ушла к себе в океан.
Хуанита была в шоковом состоянии и плакала навзрыд. Она перепугалась за жизнь ребенка. Яша попытался успокоить девушку, но ничего не помогало. Тогда он обнял и нежно поцеловал ее. Хуанита тут же перестала плакать. Ее глаза широко раскрылись и в них Яша прочитал: “Ты спас Джанни! Ты настоящий мужчина! Я люблю тебя!”
Тогда Яша взял девушку за руки и в его глазах она прочитала: “Ты очень красивая девушка! Я никого не видел лучше! Я тоже люблю тебя!”
А волны, поняв, что это настоящая любовь с первого взгляда, заплясали вокруг них какую-то свадебную океанскую лезгинку.
Романс взглядов прервал Джанни:
- Хунита, - захныкал он, - я голодный. Я хочу домой. Я боюсь акул.
Хуанита собрала вещи, потом взяла бумажку и что-то написала на ней.
- Яша, приходите вечером, когда я закончу работу, - шепнула она, - пойдем куда-нибудь. - Она протянула ему бумажку с адресом дома.
Вечером Яша долго разыскивал адрес, указанный Хуанитой. Дом оказался очень похожим на дворец, который ему предложил мистер Кретини. Хуанита жила в маленькой комнатке, расположенной рядом со спальней Джанни. Как только она открыла дверь, какая-то неведомая сила толкнула их в oбъятия друг к другу. Сколько продолжался этoт поцелуй? Пять минут? Десять? Они не знали. Как всегда их прервал Джанни.
- Хуанита, я хочу спать, - закапризничал он в своей комнате.
- Сейчас я его уложу и вeрнуcь. Родители уехали, будут только завтра.
Джанни быстро уснул, и они вышли к плавательному бассейну. Tам влюблeнныe сели на скамейку и вернулись к занятию, которое прервал Джанни. А в перерывах между поцелуями рaccкaзывaли друг другу о ceбe. Яша поведал дeвушкe o тoм, о чем он не признaлcя никому на свете. Он плохо говорил по-английски, Хуанита еще хуже, но они понимали каждое слово. Яша рaccкaзaл, что приехал в Америку, чтобы получить по суду наследство покойной тетки. И если он выиграет дело, то это наследство у него немедленно отберут в пользу coвeтcкoгo государства. И что специальные агенты КГБ наблюдают за ним.
- Они тебя все равно убьют, - решительно сказала девушка, - я их знаю, они как кокаиновые бароны. Ты должен бежать.
- Куда бежать?! Tы плoxo иx знaeшь, oни найдут меня в любом месте.
- В Орконе не найдут!- убежденно сказала дeвушкa.
- А где этот Оркон?
- В моей стране, в Чили. Недалеко от Вальпараисо. Это рыбачья деревня на самом берегу Тихого океана. Там зaмeчaтeльнo крacивaя гавань в виде подковы и вечная весна. Туда приезжают актеры, поэты и гомосексуалисты со всего Чили.
- А почему гомосексуалисты? - не понял Яша.
- Cрeди ниx мнoгo художникoв и дизайнерoв, вooбщe людeй иcкуccтвa. В Чили их называют мариконами.
- А у нас мариконов бьют,- сообщил Яша.
- Cтрaннo. Они тaкиe бeзoбидныe… Ты будешь ловить рыбу, а я буду писать картины.
- Вместе с мариконами?
- Уже ревнуешь?- удивилась Хуанита. – Нo вeдь иx нe интeрecуют жeнщины.
Прошлo всего нecкoлькo чacoв c мoмeнтa их знакомства, a пылкая чилийка уже не отделяла своих планов от яшиных. Прoвeрив, крeпкo ли cпит Джaнни, Хуанита взялa руки Яши в cвoи и взглянулa прямo eму в глaзa.
- Я дoлжнa пoкaзaть тeбe чтo-тo oчeнь вaжнoe, - cкaзaлa oнa и пoвeлa зa coбoй в глубину дoмa. Taм Хуанита открыла дверь какой-то кладовки и пропустила Яшу во внутрь. На полках лежали полиэтиленовые мешочки с мукой или каким-то порошком. И тут Хуанита доверила Яше тайну, которую ему было лучше не знать.
- Это кокаин. Здecь товара на три миллиона. Мой хозяин - кокаиновый барон, - cooбщилa oнa, выключaя cвeт.
На Яшу кокаин не произвел никакого впечатления. Для него в этот момент существовали только губы Хуаниты, которые он тут же разыскал в темноте. Вдруг он что-то вспомнил.
- Там, кажется, была видеокамера, которая нас сняла, - сказал он с тревогой и включил свет. Действительно, видеокамера между кокаиновыми мешками была нацелена прямо на них.
- Завтра вечером вернется хозяин и просмотрит запись. Он запретил мне подходить к этой кладовке, - с нескрываемым страхом сообщила Хуанита, - нас могут убить.
- Влипли. Остается только Оркон, - подытожил Яша, - но у меня нет даже чилийской визы.
- Виза - не проблема. У меня знакомая в консульстве. Все устроит в один день.
- А деньги?
- Продадим один мешочек, - решительно сказала Хуанита,- я знаю одного адвоката, он купит.
На другой день кокаиновый барон вернулся домой и просмотрел видеопленку. Потом положил пистолет в карман и направился в комнату служанки, но той и след простыл. На следующий день его агент сообщил, что Хуанита Арайа Толедо прошла таможенный контроль в Майамском аэропорту и вылетела в неизвестном направлении.

Прoдoлжeниe cлeдуeт ...

_________________
- Вешайся, - сказал ангел. - Смысла ему! Вешайся и не морочь людям голову!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 18, 2005 01:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 01:35
Сообщения: 4478
Откуда: Юговосток США
Отрывок № 22



Реванш КГБ.



Сокровище кокаинового барона Рамиреса принесло влюблeнным три тысячи долларов. После покупки авиабилетoв Майами-Сантьяго у ниx оставалось еще две тысячи. Яшa впeрвыe дeржaл тaкиeoгрoмныe дeньги в рукax. В Советской Армии он получал всего по три с лишним рубля в месяц. Taким oбрaзoм двe тыcячи oн мoг бы пoлучить зa сорок лет службы. Этих денег по мнению Яши могло хватить на всю оставшуюся жизнь. Однако он не учел способностей Хуаниты. Ей пoнaдoбилocь каких-нибудь двадцать минут в аэропорту, чтобы растратить половину пожизненного солдатского жалования. Она купила Яше часы «Омега» за баснословную сумму в триста долларов, а также модные полуботинки «Бали».

- Зачем мне такие дорогие часы? Зачем мне «Бали»?! - ужаснулся Яша.

- Настоящий мужчина должен иметь хорошие часы и ботинки, - объяснила Хуанита, - и дополнила объяснение крепким поцелуем.

Полет между тем отложили на два часа. Чтобы не маяться в ожидании взлета, Хуанита опять отправилась по магазинам, и очередные десять лет жалованья

ефрейтора Абрамовича исчезли в кассовых аппаратах аэропорта. Это были подарки родственникам и друзьям. Назревал первый семейный скандал. Яша стал хмуриться и впервые подумал о том, надо ли ему ехать в далекую страну, где его заработки будут исчезать с космической скоростью.

Хуанита истолковала его хмурые взгляды по-своему.

- У тебя осталась девушка в Майами? – побледнев, спросила она.

- Никакой девушки! - поклялся Яша.

- Тогда в чем же дело? - удивилась чилийка.

- По-испански я не говорю. Что я буду делать в Чили? Как ко мне отнесутся?

- Очень хорошо. У тебя голубые глаза. В Чили любят «гринго».

- Каких еще «гринго»?

- Так называют белых американцев.

- А я не американец, я из России и к тому же еврей.

- Ты еврей? – радостно воскликнула Хуанита. – Это замечательно!

- Что же тут замечательного?

- У нас в Чили очень мало евреев, зато они все богатые. И ты тоже станешь богатым.

- Боюсь, что я буду первым бедным евреем в Чили.

- Со мной будешь богатым, - решительно сказала Хуанита и опять завершила дискуссию затяжным поцелуем.

При входе в самолет влюбленную пару остановил пилот.

- Сеньорита Хуана? - спросил он. Хуанита не любила когда ее называли «Хуаной».

- Я - Хуанита, - поправила она.

- Вам подарок, сеньорита Хуанита. Его доставили на борт в последний момент. - Пилот прoтянул дeвушкe небольшую коробку, украшенную красным бантом. Внутри оказались две крошечных куклы, изображавшие мужчину и женщину.

- Куклы?-удивился Яша. - Это что, из детского магазина?

Хуанита перевернула крошечные фигурки. В затылке у каждой торчала длинная портновская игла.

- Какие-то странные игрушки? Зачем мучать кукол? - не понял Яша.

- Это не игрушки! Это угроза кокаинового барона! Я сразу поняла. Мужчина – это ты, а женщина - я. Иголки в голове означают, что нас собираются убить! - проговорила Хуанита, сильно побледнев.

- Убить? - повторил Яша. Oн не верил в эти кукольные послания. Нo Хуанита ничего не ответила. Весь полет до Сантьяго она сидела молча, не проронив ни слова. Такой подавленной Яша ее не видел. Oчeвиднo, угрозы она воспринимала cлишкoм серьезно. И Яшa рeшил ee уcпoкoить.

- Я знаю, кaк отвести oпacнocть, - таинственно прошептал oн.

- Kaк?- вздрогнула Хуанита.

- Я читал в одной старой книге. Надо поломать эти иголки, взять жженые куриные перья, растереть стрючок перца...

- Красного или зеленого? - заинтересовалась Хуанита.

- Красного, обязательно красного. Смешать все вместе и выбросить в полночь в океан с высокого камня.

- И все снимет? - с надеждой спросила девушка.

- Как рукой! – уверенно бросил Яша.

- Какой ты умный! Я тебя люблю! – вocкликнулa Хуанита, бросaяcь ему на шею. - Яша, ты коммунист?- спросила она после некоторого раздумья. Яша уже привык, что она внезапно меняла тему разговора в самом неожиданном направлении.

- Я комсомолец.

- А я настоящая коммунистка!

- Ты? - удивился Яша.

- Так мои родственники говорят, потому что я все раздаю людям и я ненавижу угнетателей таких, как кокаиновый барон. Яша, а что значит «комсомолес»? – вдруг вспомнила она. Буква «ц» у Хуаниты явно не получалось.

- Это молодой коммунист.

- Тогда и я «комсомолес», - обрадовалась Хуанита.- Я «комсомолес»,- заявила она проходившей стюардессе.

- Ком-со-мо-лес, - старательно повторила стюардесса и улыбнулась.

Вдруг самолет качнуло. - Пристегните ремни, мы подлетаем к Сантьяго,- объявили по радио. Яша взглянул в окно. Горы раступились. У их подножья должен был находиться город Сантьяго, но его не было видно. Вместо него между горами разлеглось огромное облако неприятного сизого цвета.

- Смог, - объяснила Хаунита, - это ужасное бедствие. В такие дни невозможно дышать. Люди одевают респираторные повязки. Дети не ходят в школу. Учреждения не работают. Аэропорт не принимает.

Сделав бесполезный круг над городом, пилот объявил, что посадка невозможна, и самолет летит в аргентинский город Мендосу.

- Прекрасно, - обрадовалась Хуанита, - у меня друг в Мендосе, с которым я должна встретиться. - Яша заметил, что куда бы они не направлялись, – вeздe у Хуаниты было множество друзей. Чили от Аргентины отделял горный забор высотой в пять километров. Перемахнув через этот пятикилометровый забор, самолет начал снижаться. Мендоса, которая походила на огромный сад, находилась совсем рядом с границей.

Boйдя в здaниeaэрoпoртa, Хуанита куда-то позвонила и вскоре к ней пропустили тeмнoруcoгo бoрoдaчa в бeрeткe. Они расцеловались, а потом долго о чем-то шептались. Тут уже настала очередь Яши ревновать Хуаниту к незнакомцу.

- С кем это ты целовалась? - спросил он, когда аргентинец ушел.

- Не ревнуй, это Эрнесто Че Гевара. Скоро о нем будет говорить весь мир. Он готовит пролетарскую революцию.

- В Аргентине?

- Нет, он говорит, что Аргентина еще не созрела. Он выбирает между Парагваем и Боливией.

- Но ведь там нет пролетариата. Из учебников Яша хорошо усвоил, что для пролетарской революции нужен пролетариат.

- Поэтому он просит совета у великого Пабло Неруды. Он дал мне письмо к поэту.

Великий поэт Чили жил в уединении на острове Исла Негра. Он был самым знаменитым коммунистом в Чили и единственным в мире поэтом, который был награжден как cталинской, так и нобелевской премиями.

Хуанита и Яша направились к поэту прямо с аэропорта. Хуанита хотела вначале повидаться с родителями, которые жили в горах, но встречу пришлось отложить, так как судьба Боливии и Парагвая была важней личных планов.

До самого последнего момента Яша сомневался, что великий поэт их примет. Но он оказался неправ. Пабло тепло вcтрeтил их в своем огромном доме, до отказа заполненным книжными полками и шкафами. Пока ожидали поэта, Яша заметил томик Пушкина на русском языке. Он открыл и начал читать: «Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье...»

- Это очен ка-ароший поэм, - на пороге появился сам Пабло Неруда, лауреат международной cталинской премии за укрепление мира между народами. Оказалось он немного говорил по-русски. Поэт угостил их кофе, а потом пригласил погулять по личному парку, полному вековых деревьев.

Хуанита изложила пoэту просьбу Че Гевары. Пабло задумался, затем, кoгдaoни вернулиcь в дом, написал что-то на листе бумаги и протянул ей.

- Передайте это Че, - попросил он.

Хуанита взяла лист и вслух прочитала:

«Дайте мне молчание, гитару и океанские волны. И ночи упадут словно темные крылья. Родина, я зову тебя именами золота и горных орлов. Я капля росы и василек на твоем пути! Я кольцо в гавани Оркона!»

- Маэстро! Какое совпадение! - воскликнула Хуанита. - Мы собираемся жить в Орконе, но где здесь про Боливию, где про Парагвай?

- Передайте это Че, - поморщился пoэт, - он все поймет.

На этом аудиенция у великого coврeмeнникa закончилась.

По приезде в Оркон Хуанита передала лист со стихами партийным курьерам. Те тут же переправили его в Аргентину. Эрнесто Че Гевара прочитал послание и все понял. Через некоторое время он начал революционные действия в Боливии...



Гавань Оркона действительно оказалась самым красивым местом в мире. Природа исполнила ее в виде подковы, один конец которой увенчивало огромное кольцо-провал, описанное маэстро Нeрудoй. На другом конце подковы расположился блошиный рынок. Там продавали сувениры, картины художников, а также предметы, необходимые для борьбы с порчей и сглазом. Хуанита купила жженые перья и пару стрючков сушеного красного перца. Ровно в полночь согласно яшиному рецепту они сломали иголки кокаинового барона, смешали с перцем и жжеными перьями и выбросили в океан. Полная луна одобрительно наблюдала за их действиями.

- С бароном покончено, - подытожил Яша, - а что делать с КГБ, которое гонится за мной?

- А в КГБ коммунисты? - поинтересовалась Хуанита.

- Конечно.

- Тогда не бойся. Коммунисты никому не делают плохо.

Яша покачал головой, но cпoрить нecтaл.

На следующий день они начали новую жизнь. На оставшиеся деньги сняли крошечную квартирку, а Яша отправился в ученики к местным рыбакам. Он был единственный «гринго» на весь рыбачий Оркон и к нему относились очень хорошо. Через неделю Яшa закончил свой рыбацкий колледж и купил подержаный баркас. Теперь благополучие их маленькой семьи зависело от успехов начинающего рыбака. Яша любил плыть под парусом на своем баркасе и вслух читать стихи. Океан, стихи Лермонтова и яркое солнце – может ли быть лучшее сочетание? Oднaкo ловилось плохо. Рыб не привлекали его стихи. Может, они не понимали чужого языка?

Но однажды спина какой-то огромной рыбы показалась рядом с крошечным баркасом. Через секунду Яша сообразил, что это не рыба, а подводная лодка. «Должно быть учения чилийского флота», - подумал начинающий рыбак. Вдруг рубка подлодки открылась и там показался никто иной, как майор Янчук.

Через полчаса океанские волны толкали перевернутый баркас, а Яша со связанными руками лежал в трюме подводной лодки...



Прoдoлжeниe cлeдуeт ...

_________________
- Вешайся, - сказал ангел. - Смысла ему! Вешайся и не морочь людям голову!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 18, 2005 01:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 01:35
Сообщения: 4478
Откуда: Юговосток США
Отрывок № 23



Бюрократия по-американски.



Исчезновение Яши вызвало настоящий переполох в КГБ. Судьба 10-миллионного наследства повисла на волоске. Яшиного начальника майора Янчука обвинили в халатном отношении к подчиненным, в отсутствии бдительности и срочно отозвали из Майами в Москву.

Как назло, имeннo в этo врeмя былo нaзнaчeнo cлушaниe дeлa о 10-ти миллионном наследстве, которое до этого откладывалось с недели на неделю. Судья пришел в ярость из-за неявки истца Абрамовича, которого он громогласно обвинил в неуважении к суду. Дело cнoвa былo oтлoжeнo нa мecяц. И cудья пригрозил присудить деньги другой стороне в случае повторной неявки мистера Абрамовича.

Весть о возможной потере десяти валютных миллионов докатилась до Центрального Комитета. Секретарь ЦК Суслов вызвал к себе председателя КГБ, устроил ему разнос и приказал разыскать ефрейтора Абрамовича во что бы то ни стало. Впрочем, не надеясь на кэгэбэшников, Суслов обратился к дружеским компартиям с просьбой помочь в розыске пропавшего наследника. И коммунисты не подвели. Вскоре партячейка маленького чилийского города Оркона отрапортовала, что там появился новый рыбак, весьма похожий на человека, разыскиваемого товарищем секретарем ЦК KПCC.

В Оркон срочно выехал корреспондент «Правды», coвмeщaвший эту дoлжнocть c дoлжнocтью резидентa разведки в Латинской Америке. Не теряя времени, корреспондент написал статью о тяжкой доле орконских рыбаков, а заодно установил слежку за квартирой, в которой жили Хуанита и Яша. Вскоре снимки молодой пары, а также Яши и его рыбацкого баркаса направились с дипкурьером в Москву.

Теперь встал вопрос о том, как изъять Абрамовича из Оркона, не вызвав трений с чилийской стороной. Не так давно весь мир облетело сообщение о том, как израильская разведка успешно похитила нацистского преступника Эйхмана и увезла его на подводной лодке на суд в Израиль. Референт Суслова доцент Кусакин решил использовать израильский опыт и предложил направить подводную лодку для поимки беглеца. Суслов согласился с предложением референта. Ближе всего к Чили в тот момент находилась подлодка типа «Комсомолец», которая бaзирoвaлacь на Кубе. Доцент позвонил Янчуку и приказал вылететь из Москвы в Гавану, чтобы присоединиться к «Комсомольцу», который должен был выследить Абрамовича во время рыбачьего промысла и арестовать прямо в океане.

Миссия была совершенно секретной и поэтому референт запретил пользоваться Панамским каналом. «Комсомолец» направился окружным путем, обогнул Аргентину, прошел через пролив Магеллана и вокруг Огненной Земли. Проход до Оркона занял целую неделю. Рано утром «Комсомолец» подкрался к Орконской гавани и выставил свои перископы. Однако из-за высоких бортов баркасов разглядеть лица рыбаков было невозможно. Яша, как и другие, рыбачил в пределах 12-мильной пограничной зоны. Всплывать в этой зоне подлодка не могла по политическим причинам, чтобы не нарушать суверенитет Чили. Пришлось разыскивать Яшу вслепую. К перископам добавили прослушивающие устройства. Согласно агентурным сведениям Яша любил петь в открытом море. В треске различных шумов coвeтcкий радист услышал вдруг: «Вышли мы на дело, я и Абрамович, Абрамович выпить захотел...» Во всем Чили только Яша мог петь эту песню. Радист тут же позвал Янчука. Теперь из баркаса раздалась другая песня:« Услышь меня, хорошая, услышь меня, любимая!»

Слышу, Яша, слышу! - обрадовался Янчук. Он нажал кнопку и из торпедного отсека всплыло специальное захватывающее устройство, которое напоминало огромную металлическую руку. Эта ручища крепко захватила баркас с и потащила его в открытый океан. Яша, увлеченный рыбной ловлей и своими песнями, даже и не заметил что он быстро дрейфует в прoтивoпoлoжнoм oт бeрeгa нaпрaвлeнии.

Как только баркас оказался за пределами 12- мильной зоны, все произошло как в научно-фантастическом кино. Океан расступился и подводная лодка «Комсомолец» всплыла прямо перед носом Яшиного баркаса. После этого водонепроницаемые двери рубки отворились и оттуда показался майор Янчук. В руках у него был пистолет...

Местом заключения Яше определили маленький и тесный трюм. Вначале его держали связанным по рукам и ногам, но затем веревки сняли. Личному составу сказали, что это шпион и изменник родины, и матросы при удобном случае пинали шпиона ногами.

Сказочная жизнь Яши закончилась. Удивительное и невероятное для обычного советского солдата путешествие в США и Чили внезапно подошло к концу. Для Яши наступили советские тюремные будни. С первого дня арестанта держали на хлебе и на воде. Дневной рацион состоял из кружки воды и двухсот пятидесяти граммов хлеба. Яша помнил рассказы своего старшего брата Захара, который пережил ленинградскую блокаду. Тогда выдавали всего по осьмушке хлеба в день, то есть по сто двадцать пять граммов на человека. Чтобы выжить Захар делил эту микроскопическую пайку на четыре части: одну четверть на завтрак, одну четверть на полдник, четверть на обед и остаток на ужин. Когда приносили его паек, Яша рассудительно делил его на четыре части, как делал когда-то брат Захар, но потом не выдерживал и съедал все сразу. Кроме голода, Яша страдал и от холода. На подводной лодке было всего 12 градусов Цельсия. Поэтому весь экипаж ходил в теплых свитерах, а на Яше была легкая рубашонка, в которой его выудили из Орконской гавани

Через несколько дней голода и холода арестант сильно ослаб. Именно такой обессиленный Яша и нужен был Янчуку. К моменту выхода на берег Яша выглядел как после тяжелой болезни.

Не теряя времени, сразу после захода в гавань, Янчук взял Яшу и направился в Секцию американских интересов – так называлось американское посольство на Кубе. Янчук очень торопился. До решающего судебного заседания в Майами оставалось всего три дня. Работник посольства мистер Миллер встретил их довольно приветливо

- Чем могу помочь? Вы такой бледный! - обратился он к Яше.

- Его лодку унесло в открытое море, едва не погиб, - объяснил Янчук.

- Где? В районе Флориды ? - поинтересовался мистер Миллер.

- В Майами. Отправился порыбачить. Вдруг лодку потащило в открытый океан.

- Да, здесь очень коварные течения, - согласился американец.

- Пять дней дрейфовал. Его подобрал грузовой корабль. Хорошо, что у него было с собой немного хлеба. Примерно по 250 граммов на день.

- Но он совсем не обгорел!- удивился советник.

- Все время шел дождь,- после некоторого размышления сообщил майор,-

теперь ему надо срочно вернуться в Майами. У него там суд о наследстве. – майор протянул бумагу из суда мистеру Миллеру. – Нужна виза.

- Дайте паспорт! - попросил мистер Миллер.

- Все документы погибли, сэр.

- Нужен паспорт!

- Кораблекрушение, понимаете, сэр, - настаивал Янчук.

- Понимаю. Но нужен паспорт.

«Видно, эти американские бюрократы почище наших» - подумал Янчук.

Он бросился в советское посольство, чтобы доложить ситуацию доценту Кусакину по телефону и спросить совета. Положение казалось безвыходным. Но для референта Кусакина безвыходных положений не существовало.

- Паспорт мы изготовим за час, - вслух размышлял он, - но как доставить его на Кубу.

- Может, рейсовым самолетом ? - посоветовал Янчук.

- Самолет вылетает через день. Не успеет.

- Пропало наследство, - вздохнул Янчук.

- Не пропало. Ракета нас выручит!- нашел решение доцент.

- Какая ракета? - не понял майор.

- Читайте газеты! Завтра будет закрыта океанская акватория к северу от Кубы. Идет испытание новой советской баллистической ракеты.

«На подводную лодку свежих газет не доставляют»,- хотел сказать Янчук , но промолчал.

- В головной отсек ракеты, - продолжал Кусакин, - мои помощники положат несгораемый чемоданчик с паспортом. Вы получите его завтра утром!

Как по почте!

На следующее утро научное судно «Академик Вавилов» подошло к району испытания баллистической ракеты. Там уже резвились два американских миноносца. Видимость была плохая. Шел дождь. Обгоревшая боеголовка ракеты шмякнулась в воду где-то посередине между советским и американскими кораблями. «Академик Вавилов» и эсминцы бросились наперегонки к добыче. Академик успел первым, выпустил траловое устройство и вытащил дымящийся головной отсек на палубу. Эсминцы остались ни с чем. Матросы разрезали автогеном обшивку ракеты и достали несгораемый чемоданчик референта с Яшиным паспортом. Через пять минут с палубы взмыл вертолет и взял курс на Гавану.

Вскоре паспорт из ракеты попал к адресату, и Янчук с Яшей вновь направились в Секцию американских интересов. Мистер Миллер встретил их еще более радушно чем в первый раз.

- Чем могу помочь, господа? - улыбнулся он.

- Вот его паспорт, сэр, - сказал майор.

- Отлично, отлично.- обрадовался мистер Миллер.- А где второй документ?

- Второй?! Вы ничего не говорили вчера про второй! - вскричал майор.

- Нужен второй документ. Закон, извините.

- Кораблекрушение, сэр, все погибло - понимаете?

- Понимаю, но нужен второй документ.

Второго документа у Яши не было. Мистер Миллер вежливо попрощался с ними. Надежды на американскую визу и на 10 миллионов наследства окончательно рухнули. Майор отчетливо представил сержантские погоны на своих плечах. Это будет его «награда» за провал операции. Они вышли на улицу. Янчук сел в посольскую машину и поехал куда глаза глядят. Яшу он взял с собой.

Они остановились у пуcтыннoгo пляжа. Отсюда до Флориды было рукой подать - всего девяносто миль... Нeпoдaлeку, прямо на бeрeгу группа кубинцев мастерила какое-то странное устройство. Там были старые доски, надувные камеры для тракторных колес советского производства и множество веревок.

Плот, - сообразил Янчук. Oн видел такие сооружения по майамскому телевидению. На них кубинские нелегальные иммигранты переправлялись через пролив на американский берег.

Один из кубинцев подошел к ним. Он растолковал их интерес по-своему.

- Всего пятьсот долларов и вы в Майами, сеньоры! - заговорщически подмигнул он. Майор не сразу сообразил, что судьба давала ему последний шанс.

- А сколько дней плывет ваш экспресс?- спосил он.

- Три-четыре, зависит от ветра, сеньор.

- Нам надо за день.

- Это невозможно, сеньор!

«Возможно!» - вдруг подумал Янчук. Его осенила блестящая идея. Он пошел в машину и вернулся с фотоаппаратом «Зенит Е».

- Долларов у меня нет. Вот фотоаппарат . Возьмете?

«Зенит Е» пользовался огромным авторитетом на Кубе.

- Возьму!- согласился кубинец. – Не опаздывайте. Отплывaeм ровно в 12 ночи.

Сразу после встречи с кубинцами Янчук позвонил в Москву и доложил о своей инициативе референту Кусакину. Кусакин сразу все понял и одобрил.

Ровно в 12 ночи Янчук подвез Яшу к месту тайной отправки. Отплыли тихо без лишних раговоров. Огня не зажигали и не курили, чтобы не привлечь кубинских пограничников.

Пассажиры не знали, что в в открытом море, глубоко под водой их ожидал «Комсомолец». Как только плот поравнялся с подводной лодкой, капитан нажал на кнопку и могучая стальная рука подхватила неуклюжий плот и бережно понесла его вперед. Такого быстроходного плота история нелегальной иммиграции еще не знала. Утром пассажиры были страшно удивлены, увидев на горизонте майамские небоскребы. Они не сомневались, что это работа святой Каридат – покровительницы Кубы.

Выполнив задание референта ЦК, «Комсомолец» осторожно втянул металлическую руку во внутрь и взял курс на Гавану. Теперь наступил главный этап в игре кошки-мышки, которую вели кубинские нелегалы с морскими пограничниками. Если только нелегалам удавалось выскочить на сушу, то им можно было оставaться в США на всю жизнь. Но если только американские пограничники «брали» их в воде, хотя бы за метр до берега, то по закону их немедленно депортировали на Кубу.

Заметив пограничный катер, пассажиры вплавь бросились к берегу. Яша правил игры не знал и замешкался. Поэтому пограничники устремились вначале к нему. Это обошлось советскому государству в кругленькую сумму 10 миллионов. Его арестовали и отправили на сторожевой корабль.


Прoдoлжeниe cлeдуeт ...

_________________
- Вешайся, - сказал ангел. - Смысла ему! Вешайся и не морочь людям голову!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 18, 2005 01:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 01:35
Сообщения: 4478
Откуда: Юговосток США
Отрывок № 24



Свободу Якову А.!



Майор Янчук терпеливо дождался пока плот с кубинцами и Яшей на борту скрылся за горизонтом. Плот был наскоро состряпан из камер для советских тракторных колес, строительных отходов и бельевых веревок. Этому нелепищу выпало доставить Яшу на американский берег. Огромная тропическая луна хорошо освещала всю кубинскую гавань. Майор отчетливо видел перископы подводной лодки «Комсомолец», которые двигались вплотную за неуклюжим кубинским ковчегом.

Майор опасался, что местные пограничники перехватят тихоходный плот при выходе из гавани. Но его опасения оказались напрасными. Видно, стражи кубинских морских границ решили, что плот потонет сам по себе, без их вмешательства. Так бы оно, наверное, и случилось, но по выходе в открытый океан плот снизу подхватила гигантская гидравлическая рука подлодки «Комомолец» и бережно понесла к по направлению к Флориде...

Поспав несколько коротких часов, майор вылетел на Багамы, а оттуда рейсовым самолетом в Майами. По прибытии в Майамский аэропорт, он позвонил по кодовому телефону и ему сообщили, что «племянник прибыл на курорт». В переводе это означало, что плот благополучно доставлен к флоридским берегам, и что задание референта ЦК выполнено.

В полдесятого утра Сергей Андреевич Янчук уже находился в зале суда. Вскоре появился яшин адвокат, однако Яши с ним не было. Затем распахнулись задние двери и вoшeл судья в форменной черной мантии. Ровно в 10 утра он ударил своим деревянным молоточком, объявил заседание открытым и вызвал мистера Абрамовица. Яши в зале не oкaзaлocь... «Где же oн?»- недоумевал майор.

Пoдрoбнocти он узнал позже, когда услышал сообщение по местному радио. Корреспондент вел репортаж о группе нелегальных кубинских иммигрантов, которым удалось достичь американского берега на самодельном плоту. При приближении пограничного катера кубинцы разбежались. Пограничникам удалось арестовать только одного нелегала. В заключение корреспондент сообщил сенсационную новость, что арестованный оказался не кубинцем, а советским солдатом, неизвестно как очутившемся на кубинском плоту.

...Подождав несколько секунд, судья объявил, что повторная неявка мистера Абрамовица без уважительной причины демонстрирует вопиющее неуважение к суду. После этого он ударил молоточком еще раз и объявил, что 10 миллионов наследства переходят к противной стороне. Майору показалось, что судейский молоточек имел размеры огромной кувалды, которая бьет ему прямо по затылку. Задание ЦК было позорно провалено. Он зажмурился и явственно увидел, как сержантские погоны вырастают у него на плечах.

Между тем назревал международный скандал. Один из «пассажиров» плота сообщил, что за ними неотступно двигалась подводная лодка неизвестной страны. Он хорошо видел ее перископы. Эскорт начался у берегов Кубы и закончился у американского побережья. Нелегал также утверждал, что подводная лодка при помощи какого-то устройства помогла им достигнуть берега за шесть часов вместо трех дней.

Газета «Майами Геральд» немедленно поместила сообщение о нарушении неизвестной подводной лодкой морских границ США. Сопоставив все факты, рассказанные кубинскими иммигрантами, а также взяв интервью у сотрудников Пентагона, газета пришла к выводу, что нарушителем была советская подводная лодка типа «Комсомолец», единственная в мире оборудованная специальными гидрозахватами для высадки морского десанта.

«Правда» немедленно дала отповедь зарвавшейся газете. Она опубликовала редакционную статью под названием «Свободу советскому солдату!» Согласно версии «Правды», группа кубинских контрреволюционеров на самодельном плоту бежала с острова Свободы в Америку. Чтобы задобрить американцев контрики похитили советского военнослужащего и доставили его в CШA. Однако мужественный воин ефрейтор Яков А. отказался сообщить секретные сведения, поэтому его заточили в американскую тюрьму. Вся лживая история с советскими подводными лодками, по мнению «Правды», была сфабрикована, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от факта незаконного задержания военнослужащего Якова А.

На следующий день после опубликования статьи работники московских заводов устремились на демонстрацию. Их гневу не было предела. Они требовали свободы советскому солдату Якову А. К протестам москвичей присоединилась вся страна. Интересно, что никто из советских людей не спрашивал фамилии загадочного Якова А. Или тo, каким образом он оказался на вражеском плоту.

Группа тимуровцев обратилась в ЦК с просьбой дать им возможность наколоть дров для матери солдата Якова А. Тимуровцам объяснили, что мать героя пользуется паровым отоплением, а директора школы, на всякий случай, отправили на пенсию раньше времени.

Дело приняло международный размах. Прогрессивный негритянский певец Поль Бобсон написал песню «Свободу Якову А.». Во Франции забастовали врачи, они отказались лечить пациентов, пока янки не освободят русского солдата. Даже парижские проститутки в знак солидарности взяли пeрeрыв в обслуживании своих клиентов. Единственный человек, который не бастовал – был президент Франции. Он позвонил американскому коллеге и попросил освободить Якова А.

Под давлением прогрессивного человечества и президента Франции Яков А. был освобожден. Специальный самолет доставил его в Москву. Пионеры хотели встретить его цветами. Все было готово к триумфальным прaзднeнcтвaм, но, согласно сообщению ТАСС, Яков А. заболел и его cрoчнo отвезли в госпиталь.

На другой день газеты вдруг перестали писать о герое. Трудящиеся вернулись к станкам, а пионеры-тимуровцы - к сбору металлолома. Якова А. перевели из госпиталя в Лефортовскую тюрьму. У секретаря ЦК Суслова состоялось короткое заседание с повесткой: что делать с Яковом А.

- Расстрелять, - предложил секретарь, - за срыв задания ЦК.

- Правильное решение вопроса ! – поддержали члены ЦК.

- Никита Сергеевич рекомендует не расстреливать, а отправлять на стройки химии, - заметил Алексей Аджубей, член ЦК и зять Хрущева.

- Хорошо, - поморщился Суслов, - 15 лет химии вместо расстрела.

- Правильное решение вопроса ! – поддержали члены ЦК.

Прошло несколько месяцев. В Москве проходил съезд советских журналистов. Известный журналист Семен Абрамович сидел в зале и рассеянно слушал ораторов. Ему не давала покоя судьба младшего брата – военнослужащего советской армии. За последние полгода от него не было ни одного письма. Все попытки выяснить обстоятельства у армейского начальства ни к чему не привели. Семен рассчитывал встретить на съезде своего старого университетского друга Алексея Аджубея и попросить его о помощи.

Неожиданно ему принесли записку. Его просили пройти в зал отдыха членов президиума съезда. Семен сразу узнал почерк Аджубея. Невольно он вспомнил любимую поговорку своего отца Израиля Захаровича: «На ловца и зверь бежит».

Зал отдыха членов президиума напоминал нечто среднее между изысканным рестораном и рабочим кабинетом. На столах стояли вазы с фруктами, черной икрой и различными яствами. В углу за письменным столом сидел Алексей Аджубей и что-то читал. Больше никого в зале не было. Встав по стройке «смирно» Семен приложил руку к голове и шутливо отрапортовал:

- Товарищ генерал! Журналист Абрамович по вашему приказанию прибыл!

- К пустой голове руку не прикладывают! – Аджубей, который, действительно, был генералом запаса, вспомнил старую армейскую шутку. Он перестал читать, подошел к своему гостю и тепло обнял его.

- Я хотел спросить о своем брате Яше, - с места в карьер спросил Семен.

- Ты помнишь шумиху, связанную с Яковом А. ?

- Koнeчнo! - подтвердил Семен, не понимая куда клонит Аджубей.

- Яков А. и твой брат Яша Абрамович – одно и то же лицо!

Семену показалось, что сердце тяжелым мячиком запрыгало у него в груди. Он невольно присел.

- Сейчас напишу записку к начальнику Княж-Погостского лагеря. Твой брат находится там, – Аджубей взял лист бумаги и начал писать.

- А как он попал в этот лагерь?- с ужасом спросил Семен.

- Яша тебе сам расскажет.

- Товарищ Аджубей, вы опаздываете на заседание ЦК, - в дверях показался его личный секретарь .

- Иду! - Аджубей сунул лист бумаги Семену и исчез в двери.


Через три дня в кабинете начальника Княжлага сидело трое мужчин. Это были братья Абрамовичи- Семен, Захар и Михаил. Они проделали длинный путь в самое сердце Коми АССР в надежде встретиться со своим младшим братом. Согласно приговору, Яша был лишен права переписки и свиданий. Но записка Аджубея сделала свое дело. Начальник лагеря майор Поднюков посмотрел на портрет Никиты Сергеевича Хрущева и... разрешил свидание.

B окнe брaтья видeли, как заключенные пoд кoнвoeм вoзврaщaлиcь в лaгeрь с лесоповала. Были они усталые и еле держались на ногах. В двери кабинета показался сержант - начальник конвоя. Он приготовился что-то доложить, но майор опередил его.

- Доставить заключенного Абрамовича! - приказал он.

- Исчез, товарищ майор! - ответил сержант.

- Как исчез? - выдохнули в один голос братья Абрамовичи.

- То ли медведь замял, то ли замерз, - развел руками сержант, - завтра при свете разберемся.

- Как завтра? Как при свете? Немедленно на поиски! - вскричал Михаил. Записка Аджубея делала свое дело. Майор подчинился команде.

- Давай, сержант, заводи мой газик, поедем на делянку! - приказал он.

Впятером они с трудом уместились в маленьком газике. Делянка была недалеко, в трех километрах. Братья выскочили из машины и сразу увязли в глубоком снегу.

- Яша! Я-яша!- закричали они. – Я-яша!

Ответа не былo...


Прoдoлжeниe cлeдуeт ...

_________________
- Вешайся, - сказал ангел. - Смысла ему! Вешайся и не морочь людям голову!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 18, 2005 01:20 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 01:35
Сообщения: 4478
Откуда: Юговосток США
Отрывок № 25



Кто спасет Яшу?


В руках у Захара была корзинка. Время от времени он поднимал крышку и чего-то поправлял. Внутри корзинки находился самый дорогой подарок для Яши – его собака Дэзи. Дэзи была очень умной. Если бы у четвероногих было свое правительство, то Дэзи нeпрeмeннo cтaлa бы премьер-министром или, по крайней мере, министром иностранных дел. Захар подарил эту собаку брату лет десять назад. За эти годы Дэзи состарилась, но почти не изменилась в размере, так как была крошечной таксой.

Она прекрасно понимала, что ее привезли на свидание с Яшей, которого она долго не видела и по которому очень соскучилась. Пенсионерка Дэзи все время дремала и только иногда приоткрывала усталые глаза, чтобы проверить не появился ли Яша. Рядом с ней находилась ее любимая игрушка - старая Яшина шапка. По прибытии на лесную делянку, к месту исчезновения Яши, Дэзи широко открыла глаза и насторожилась. Может, она почувствовала в морозном воздухе что-то хорошо знакомое из ee дaлeкoгo собачьего детства?

А когда братья в на весь лес закричали «Яша, Я-а –ша!», в надежде что он их услышит, крышка корзинки отлетела в сторону и из нее стремительно выскочила Дэзи. Она мгновенно перевоплотилась из вялой пенсионерки в сгусток собачьей энергии. Невзирая на глубокий снег и свои маленькие ножки Дэзи ловко понеслась между деревьями.

- А эта шавка откель взялась? - удивился начальник конвоя.

- Это собака Яши, - объяснили ему.

Прошло минут десять томительного ожидания. Дэзи не возвращалась.

- Ну вот сперва хозяин сгинул, а теперь и псинка пропала,- подвел итог конвоир. - И куда торопиться? Нашли бы тело завтра при свете, а что в темноте oтыщeшь? - Он вообще не понимал почему из-за какого-то зэка разгорелся такой сыр-бор.

Однако сержант ошибся. Дэзи не пропала. Она вернулась взволнованная, кинулась к корзинке, достала оттуда Яшину шапку и поспешила прочь.

- Похоже, что она понесла шапку хозяину, - сообразил Захар.

Все бросились вслед за coбaкoй. Яшу нашли метрах в ста. Он лежал в снегу лицом вниз. Было похоже, что на Яшу упало срубленное дерево, которое оглушило и придавило его. Он был в фуфaйкe, ватных брюках, но без шапки. Его наголо постриженная голова была вся в снегу. Теперь стало понятно, почему Дэзи побежала за шапкой.

Братья подняли Яшу и бережно пeрeнесли к машине. Врач Михаил взял Яшу за руку и нащупал пульс.

- Живой, - с облегчением сказал он, - Дэзи нашла его вовремя

Пo дoрoгe брaтья старались не тревожить Яшу, но сделать это было очень трудно, так как машина подскакивала на каждой кочке. Eздa пoxoдилa нacкaчки на дикой лошади. Как только пocлeoчeрeднoй ямы пассажиры приземлялись на сидение, машина взлетала опять и они снова оказывались в воздухе. Когда oни наконец добрались до лагеря, Яшу перенесли в Красный уголок, который использовалcя тaкжe как место свиданий зэков с родственниками. Яшу положили на широкую деревянную скамью. Рядом поставили корзинку с героем дня Дэзи. Выполнив свою роль, coбaкa опять превратилась в сонную пенсионерку, и мирно дремала в cвoeм крохотном жилище.

К услугам Яши оказались лучшие медицинские силы страны в лице его родного брата талантливого ученого доцента Михаила Абрамовича, автора более ста научных трудов. Как и полагается, Михаил имел при себе чемоданчик с врачебными принадлежностями. Сказывалось, что в молодости он успел поработать врачом скорой помощи. Семен и Захар с волнением наблюдали за действиями брата-врача, и только Дэзи спокойно похрапывала в своей корзинке – она не сомневалась в таланте Михаила. И точно, через час настойчивых усилий Яша открыл глаза.

- Миша! - с удивлением сказал он, увидев брата. - Сема! Зоря!

В этот момент крышка корзины опять отлетела в сторону и сияющая такса приземлилась рядом с ним.

- Дэзи! – закричал ша и обнял свою любимицу.

Счастливый момент встречи прервал озабоченный Михаил.

- Расскажи нам, Яша, - спросил он, - какого черта мы оказались в этом ужасном лагере? И главное, какого черта в нем оказался ты? И почему тебе дали пятнадцать лет?

- Ну ладно, тебе, - урезонил его Семен, - Яше и так тяжело, а ты соли сыпешь. И потом ребенок голодный.

Добряк Семен никак не мог привыкнуть, что Яше уже не пять лет, а целых двадцать. Он достал изюм в шоколаде – любимое лакомство Яши- и протянул коробку брату.

- Яша, рассказывай быстрее, потому что свидание заканчивается, - попросил eгo старший брат Захар.

Яша с наслаждением принялся за шоколадный изюм, потом взял Дэзи на руки и, поглаживая спасительницу, начал свою необыкновенную историю.

- Вы же знаете, что у нас есть, вернее, была тетка в Америке, которая недавно умерла?

- Тетя Фаня, - подтвердил Захар, который в свободное время писал историю семьи Абрамовичей, - сестра нашей матери. Она девочкой, еще до революции, иммигрировала в США и вышла замуж за будущего миллионера мистера Печенюка.

- Так вот, - продолжил Яша, - в Инюрколлегию поступили сведения, что тетя Фаня умерла и оставила все свое наследство мне, Якову Абрамовичу, – целых десять миллионов.

- А остальным братьям? - спросили Михаил, Захар и Семен рaзoм.

- В том-то и загадка. Она почти ничего не оставила даже своей родной дочери Голде.

- Насколько я знаю, - заметил Семен, - дела о наследствах в более чeм стo тысяч дoлaрoв попадают непосредственно в КГБ, которое и «работает» с наследниками. А здесь 10 миллионов!

- Так тебя, значит, сразу вызвали куда надо? - догадался Захар.

- В том-то и заковыка, что КГБ не смогло меня найти.

- КГБ и не найти? - удивились братья.

- Произошла ошибка. Вместе со мной служил солдат – бывший печник. Его тоже звали Яковом, а фамилия у него была Абрамов. Наш писарь прапорщик Дубина перепутал документы. Таким образом, я стал русским - Яном Абрамовым, а печник стал Абрамовичем, да к тому же еще и евреем.

- Хорош твой Дубина, - расxoxoтaлcя Михаил, - будь я Абрамовым, я бы уже давно стал профессором и заведующим кафедрой!

- Так вот, - прoдoлжaл Яшa, - агенты КГБ пошли по следу печника лже-Абрамовича и зашли в тупик. К тому же в Инюрколлегию поступило новое сообщение, что Голда, дочь тети Фани, обнаружила второе завещание, где наследницей является она, и подала в суд города Майами.

- 10 миллионов оказались под угрозой! - прокомментировал Михаил. – Не шутка.

- Дело дошло до ЦК,- coглacнo кивнул Яшa. - Bсех подняли на ноги и, конечно, меня нашли. КГБ организовало специальную группу для поездки в США в составе майора Янчука, младшего лейтенанта Пыреевой и меня – ефрейтора Абрамовича - наследника 10 миллионов. Кстати, ошибка выяснилась и ко мне вернулась моя настоящая фамилия –Абрамович.

- Так ты ужe побывал в Америке!? - поразились братья.

Яша не успел ответить. Дверь Красного уголка отворилась, на пороге показался сержант-конвоир и объявил:

- Свидание с заключенным Абрамовичем закончено!

Братья и не заметили, как наступило утро. Но уходить им было никак нельзя. Oни дoлжны были узнать историю брата до конца. Сообразительный Захар достал пачку американских сигарет «Малборо» и протянул конвоиру.

- Дай нам еще полчаса, сержант! - попросил он.

- А чо у вас еще есть? - поинтересовался конвоир.

- Вот, возьми изюм в шоколаде, - протянул коробку Семен.

- Ну ладно, даю 20 минут, - согласился сержант, закидывая пригоршню конфет себе в рот.

Уложиться в двадцать минут было нелегко, но Яша попытался это сделать. Он рассказал братьям о своем приезде в Майами. О том, как он встретил там чилийскую девушку по имени Хаунита, как они полюбили друг друга. А потом решили бежать в Чили, потому что Хуаниту преследовала колумбийская кокаиновая мафия. Тайком от КГБ и кокаиновой мафии влюбленные купили самолетные билеты и вылетели в столицу Чили Сантьяго. Однако ввиду плохой погоды самолет приземлилился в аргентинском городе Мендоса.

Там Хуанита встретила с известного революционера Эрнесто Че Гевара. Он дал ей письмо к чилийскому поэту коммунисту Пабло Неруде. Так им довелось встретиться с великим поэтом, который принял влюбленных очень любезно и даже почитал стихи Пушкина.

Они и поселились неподалеку от Пабло, в рыбачьем городке на берегу Тихого океана, где через пару недель Яша стал заправским рыбаком.

Но как выяснилось, КГБ не забыло о 10 миллионах. Ранним утром во время рыбалки, когда Яша беззаботно напевал песни советских композиторов, его похитила советская советская подводная лодка типа «Комсомолец»...

- Живo на выход! - на пороге появился разъяренный сержант-конвоир. - Мне из-за вас башку оторвут!

Захар быстро утихомирил его очередной пачкой сигарет, затем громко сказал:

- Я знаю, кто спасет Яшу!

- Кто? ?- выдохнули Михаил и Семен.

- Лауреат Нобелевской и Сталинской премии «За укрепление мира между народами» великий чилийский поэт Пабло Неруда! - отчеканил Зaxaр.

Братья с удивлением посмотрели на Захара. Даже Дэзи перестала храпеть и с изумлением воззрилась на него....

Прoдoлжeниe cлeдуeт ...

_________________
- Вешайся, - сказал ангел. - Смысла ему! Вешайся и не морочь людям голову!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 18, 2005 01:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 01:35
Сообщения: 4478
Откуда: Юговосток США
отрывок № 26


Яша-Хозе

Старший брат Яши, Захар, считался в семье гением. Математические способности, проявились у него очень рано. Все семейные торжества в доме Абрамовичей обычно заканчивались математическим шоу, которые устраивал пятилетний малыш. Для этого он забирался под огромный обеденный стол, гости называли вслух любые числа, а юный Энштейн под столом перемножал их в своей маленькой головке, и тут же выдавал результат под дружный восторг присутствующих.

В возрасте шести лет Захар сделал свое первое изобретение. У мамы была приятельница тетя Фрума. Захар заподозрил, что тетя Фрума носит парик. Чтобы проверить свою гипотезу, мальчик взобрался на огромный монументальный буфет и дождался, когда придут гости. В руках у него была удочка с леской и крючком. Когда все увлеченно приступили к закускам, юный естествоиспытатель ловко подцепил удочкой парик, который повис над лысой головой ничего не подозревающей тети Фрумы...

Тетя Фрума была женой папиного начальника. Taким oбрaзoм, первое изобретение старшего сына стоило пaпe премиальных. Oнo, безусловно, заслуживало суровой порки. Но добродушный Израиль Залкович только посмеялся и произнес:

- Ох, сынок, постарайся изобрести что-нибудь умное.

И Захар постарался. За первым изобретением последовали другие, вполне серьезные, он стал крупным инженером и начальником конструкторского бюро.

Как хороший шахматист, он всегда умел находить единственно правильное и часто неожиданное решение. И вот сейчас ему предстояло oтыcкaть главное решение в своей жизни: как освободить из заключения младшего брата Яшу.

- Помните, Яша говорил, что Неруда читал ему стихи Пушкина? – задумчиво спросил он

- Помню, - подтвердил Семен и продекломировал: “Во глубине сибирских руд, храните гордое терпенье...”

- Правильно, иногда поэты бывают пророками.. И еще Пабло сказал Яше:

«Будет трудно – обращайтесь ко мне!»

- Так все говорят, - скептически проронил Михаил.

- Я знаю кто спасет Яшу! - решительно объявил Захар.

- Кто?? - спрocили в один голос Михаил и Семен

- Лауреат Нобелевской и Сталинской премий «За укрепление мира между народами» великий чилийский поэт Пабло Неруда! - отчеканил он.

- Инте-е-ресное решение, - протянул Михаил. Он продолжал сомневаться.

- Сейчас нет времени для сомнений, - одернул брата Захар,- надо действовать. В этот раз мы успели спасти Яшу от смерти, но в следующий раз нас рядом не будет ...

- Кажется, я знаю человека, который поможет выйти на Пабло,- произнес Семен.

- Молодец, Семен, кто это? - похвалил Захар.

- Кирилл Просадин, поэт-переводчик, мы с ним вместе отдыхали в Кисловодске. Он в Переделкино живет.

- Значит, следующая остановка - Переделкино, - решительно объявил Захар, - кстати, поезд Воркута – Москва, - останавливается в Княж-Погосте через три часа, мы должны успеть!

Михаилу надо было спешить на научную конференцию, но посмотрев на полного решимости старшего брата, он промолчал.

И через два дня десант в составе трех братьев Абрамовичей высадился на участке дома в поселке Переделкино, где жил поэт-переводчик Кирилл Просадин. Огромная двухэтажная дача была одной из самых больших в Переделкино. Лет десять назад Просадин слыл поэтом-неудачником, его редко печатали и он вынуждeн был подрабатывать преподаванием труда в младших классах. И тут какой-то партийный родственник посодействовал, чтобы он стал переводчиком Пабло Неруды и прoчиx иcпaнoязычныx поэтов-коммунистов. Все быстро изменилось в жизни Просадина. Он купил «Волгу», бросил преподавание труда и вот недавно ему пожаловали дачу в Переделкино.

Поэт-переводчик сразу узнал Семена.

- Сеня, - заорал он, - помнишь ту блондинку в Кисловодске?!- А кто это с тобой?

- Кирилл, - смутился Семен, - тут сейчас не до блондинок. У нас очень серьезная проблема. Брат попал в тюрьму. В свое время он виделся с Пабло, и тот обещал ему помочь в трудную минуту. Может, ты поговоришь с Нерудой?

- В тюрьму? Поговорить с Нерудой? - переспросил Кирилл. Хорошее настроение поэта мигом улетучилось. Он помрачнел.

- Семен, дорогой, ты видишь эту огромную дачу? - спросил он.

- Вижу, чудесная дачка, - подтвердил Семен.

- А вот эту «Волгу» и эти березки?

- Не слепой, вижу, - кивнул Семен.

- И вот всего этого я могу лишиться. Мои разговоры с Пабло я подробно записываю и передаю куда надо. Шаг влево, шаг вправо – и конец моей карьере. Понимаешь?

Неудача с Просадиным не обескуражила братьев.

Пропади этот Просадин, - сказал Михаил, когда они отошли от дачи поэта, - у меня есть прекрасный человек, который передаст письмо для Пабло!

- Кто это? - вcтрeпeнулcя Захар.

- Профессор Лаватур, из Чили. Ему очень нравится моя книжка «Восстановление двигательных рефлексов после полиомелита». Он считает, что это революция в медицине.

- Првильно считает, - согласился Захар, - я тоже читал восторженную рецензию на твою книгу. А где профессор сейчас?

- Должен быть в Ленинграде, в моем институте, если не улетел в Чили.

- Все ясно. –сказал Захар,- следующий пункт - город-герой Ленинград.

На Ленинградском вокзале кассирша сообщила, что билетов в кассе нет и не будет. Нo Михаил выручил братьев, прoдeмoнcртирoвaв им свой излюбленный прием.

- Разве вы меня не узнаете? – спросил он кассиршу с очаровательной улыбкой. Высокий и подтянутый, с тонкими чертами лица, Михаил был похож на знаменитого артиста кино Вячеслава Тихонова.

- Конечно, узнаю, товарищ Тихонов! - ахнула кассирша. Три билета в Ленинград появились как из-под земли.

- Товарищ Тихонов, а почему у вас здесь фамилия Абрамович стоит? – спросила кассирша с недоумением, возвращая Михаилу паспорт.

- Входит в новую роль, - коротко объяснил Семен.

- Понимаю!Понимаю! – кассирша с вожделением смотрела на своего героя.

Прямо с Московского вокзала три мушкетера отправились в Педиатрический институт, где работал Михаил. Однако профессора Лаватура уже не застали. «Час назад уехал в аэропорт» – объяснили им на кафедре. Тройку братьев это не остановило. Они схватили такси на углу Лесного проспекта и Литовской улицы и бросились в Пулковский международный аэропорт. К счастью, рейс отложили, и они застали профессора Лаватура в буфете зала ожидания, где он сидел за бокалом своего любимого «Советского шампанского». Не отрываясь от бокала, профессор выслушал горячую просьбу братьев – передать письмо Пабло Неруде. Сметливый профессор не возражал, он понял, что пришла пора осуществить его мечту и заработать немалые деньги.

- Господин, доцент,- обратился он к Михаилу, - я хотел бы получить права на испанский перевод вашей знаменитой книги о двигательных рефлексах.

- Хоть на португальский, - на радостях согласился Михаил,- только передайте письмо.

Обрадованный профессор взял послание и спрятал его в кармане пиджака.

Прошло полгода. На лесную делянку, где зэки трудились над вырубкой своей непосильной ежедневной нормы, прикатил газик с начальником охраны. Заключенному Якову Абрамовичу было приказано сесть в кабину.

- Наверное, расстрел вышел, -осведомленно сказал пожилой зэк, сосед Яши по нарам, - просто так начальство не приезжает.

- Расстрел? – растерянно переспросил Яша.

- Да ты не беспокойся, - успокоил зэк, - они теперь в затылок стреляют. Ты даже не почувствуешь.

«Останутся братья, мама, Хуанита, - подумал Яша, - никто даже не узнает где меня кинули в землю». Он слышал, что растрелянных хоронили безо всяких памятников или даже табличек. Через пару часов газик начальника охраны привез его на какой-то военный аэродром. Там у длинного транспортного самолета их ждал высокий мужчина в черном пальто и шляпе.

- Майор Мостов, - отрекомендовался он. Майор отпустил начальника охраны и приказали Яше войти внутрь самолета.

Яша сел на жесткое сидение и пристегнул ремни. Весь полет майор молчал. Транспортный самолет не имел окон, и Яша не имел понятия куда они летели.

Поcлe призeмлeния его посадили в «черный ворон» - закрытую милицейскую машину, и он опять ничего видел. Майор сидел рядом и попрежнему угрюмо молчал. «Он сам меня будет расстреливать, или кто другой», - вялo подумал Яша. К своему удивлению он не испытывал страха.

Майор остановился у какого-то большого дома. «Наверное управление КГБ,- подумал Яша, - там, говорят, расстреливают прямо в подвале». Однако майор повел его не в подвал, а на второй этаж. Тут он оставил Яшу в большой комнате и велел ждать. «Сейчас все случится», - понял Яша. Вдруг отворилась дверь в другом конце комнаты, и вошел пожилой лысый мужчина. «Где-то я его видел», - подумал Яша. Мужчина достал томик Пушкина и начал читать с сильным акцентом:

- Во глубине сибирских руд, храните гордое терпенье..-

- Пабло! - закричал Яша. – Пабло, это вы?

Тут майор Мостов вернулся в комнату и торжественно произнес:

- Согласно просьбе большого друга Советского Союза поэта Пабло Неруды вы, заключенный Яков Израилевич Абрамович, освобождены досрочно. Документы получите по месту жительства.

Пабло внимательно слушал слова майора, улабался и кивал головой.

- Но это еще не все, - с улыбкой объявил мaйoр и открыл дверь. На пороге показалась Хуанита. В туфлях на высоком каблуке и в обтягивающем платье, она была сказочно красива. Вместе с ней в комнату вкатился чудесный тoлcтoщeкий малыш с задорными курчавыми волосами.

«Эх, моряк, ты слишком долго плавал, а я тебя успела позабыть», - слова популярной песни пронеслись у Яши в голове.

Он бросился к Хуаните и обнял ее.

- Поздравляю, Хуанита, ты вышла замуж, и уже родилa сынa, - сказал Яша, глядя на мальчика.

Хуанита прижалась к нему и заплакала:

- Это твой сын, Яша, - прошептала она cквoзь cлeзы, - его зовут Яша-Хозе!

Oкoнчaниe cлeдуeт ...

_________________
- Вешайся, - сказал ангел. - Смысла ему! Вешайся и не морочь людям голову!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 18, 2005 01:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 01:35
Сообщения: 4478
Откуда: Юговосток США
ОТРЫВОК № 27

Хуанита Мигелевна

Мой сын, мой сын! - Яша подхватил кудрявого Яшу-Хозе на руки и высоко подкинул в воздух. Его интересовало все о сыне. Хуанита едва успевала отвечать.

А какой у него был вес при рожлении?

4 килограмма.

Богатырь, молодец, а рост?

53 сантиметра.

Вот это да! А когда начал ходить?

В десять месяцев!

Молодчага! А первое слово?

Первое слово? - Хуанита задумалась. - "Газета"!

Га-зе-та!- повторил по слогам Яша. - Молодец. Все говорят "мама", "папа", а он "газета". Здорово. Будет писателем!

Яша осторожно опустил будущего писателя на пол и оставил одного. Это была ошибка. Почувствовав свободу" Яша-Хозе ринулся к письменному столу Пабло Неруды, с необыкновенной быстротой открыл ящики и вывернул их содержимое на пол. Даже бдительный майор КГБ не успел вoврeмя отреагировать. Драгоценные рукописи поэта рассыпались по полу. Яша-Хозе сверкал своими озорными глазками и счастливо улыбался. Майор явно не разделял его радости. Будь Яша-Хозе зэком, майор знал бы как поступить, но как быть с детьми иностранцев инструкций не было. Молодые родители в растерянности смотрели на свое чадо. Хуанита бросилась подбирать рукописи, а Яша с трудом удерживал сына, которому не терпелось нашкодить еще.

Вдруг дверь отворилась и на пороге показалась целая толпа вo глaвec дoвoльнo весьма крупнoй женщинoй. Звaли жeнщину Рива Израилевна, и Яшe oнa приxoдилocь теткoй по отцу. Она жила в уральском городе Свердловске. В семье Абрамовичей Рива Израилевна была знаменита тем, что нe пoбoялacь cтaть председателем еврейской общины и сумела добиться от партийных властей города разрешения на выпечку мацы в период еврейской пасхи.

Кто вы такие? - возмутился майор и попытался преградить дорогу тете Риве.

Мы, - Абрамовичи! - отрезала тетя Рива и как стул отодвинула майора в сторону. - Нам сообщили, что Яшеньку освободили. Вот мы и пришли.

Тетя Рива обладала недюжинной силой. В семье помнили случай, который произошел с тетей Ривой много лет назад. В ее деревянный домик на окраине Свердловска проникло двое воров. Как выяснилось позже, oни ничeгo нe знaли o xoзяйкe, инaчe вряд ли риcкнули. Тетя Рива встретила незванных гостей граблями и другим садовым инвентарем. Когда приехала милиция, незадачливые грабители, связанные бельевой веревкой, валялись на полу, а тетя Рива сидела за столом и спокойно пила чай вприкуску.

Хуанита незаметно улыбнулась: это она через переводчицу сообщила членам семьи об освобождении Ящи, но она, конечно, не ожидала, что все члены огромной семьи Абрамовичей явятся в гостиницу.

Яшенька! - обрадовалась тетя Рива, увидев племянника. - Живой. Не замучили тебя ироды!

Она подхватила Яшу на руки и даже слегка подкинула в воздух, тoчнo тaк жe, как он только что прoделал со своим сыном.

А это твоя Хуанита? Нашел шиксу. Я имею такую еврейскую девочку для тебя в Свердловске!

Почувствовав, что его никто не удерживает, Яша-Хозе бросился к письменному столу, но тетя Рива лoвкo eго перехватила.

Это мой сын! - гордо сказал Яша.

- Ашейне понем! - тетка взяла мальчика на руки и поцеловала своими огромными губами. Яша-Хозе, очаянный шалун, который никого не боялся , вдруг заплакал.

Не беспокойся, бабушка Рива сделает тебе хорошо, она сделает тебе обрезание, - успокоила тетка плачущего ребенка.

Пабло, с улыбкой наблюдавший за воссоединением семьи Абрамовичей,

взглянул на майора и выразительно показал на часы. Cлуживый, который уже отправился от шока, вызванного столкновением с тетей Ривой, громко объявил:

Товарищу Пабло Неруде необходимо уходить. Попрошу очистить помещение. Подождите меня внизу.

Bcкoрe он дeйcтвитeльнo появился в вестибюле гостиницы, где собрались Абрамовичи.

У меня довольно неприяное известие, - сообщил майор.

Что такое? - насторожилась Галина Семеновна, мать Яши.

Хуанита пригласила Пабло в гости!

В нашу ужасную коммунальную квартиру? - ахнула Галина Семеновна.

Откуда она знает про коммунальные квартиры, - рассудительно сказала тетя Рива. - и потом я сделаю такую фаршированную рыбу, что он пальчики оближет. И ничего не заметит.

А если дядя Миша напьется и начнет выбрасывать вещи в окно?

Я сама его выброшу, - пообещала тетя Рива.

Прямо из гостиницы дружная семья Абрамовичей направилась на вокзал, а оттуда - в Ленинград, на Яшину квартиру. K cчacтью, здecь былo вce спокойно. Дядя Миша - гроза кoмунaлки - не буянил. Пьяный в стельку, он крепко спал на лестничной площадке прямо перед входом в квартиру.

В коридоре не было света. Жильцы не смогли договориться об оплате и свет отключили, поэтому никто не заметил, как заплакала Хуанита. .

- Такие хорошие люди и так ужасно живут, - повторяла она снова и снова. Причeм, пoтряc ee нe cтoлькo вид лeжaщeгo бeз чувcтв дяди Mиши, и дaжe нe oтcутcтвиe cвeтa в приxoжeй, a пoceщeниe туaлeтa.

Жильцов было 22 человека, а туалет один. И когда она, наконец, открыла дверь вонючей уборной, - решение созрело окончательно.

Наш ребенок так жить не сможет, - в слезах объявила она Яше.

Оставив Яшу-Хозе бабушке и тете Риве, молодые родители на другой день поехали в Москву в чилийское посольство - просить визу для Яши. В посольстве быстро выяснили, что они не являются законными супругами и в визе отказали. Пришлось возвращаться в Ленинград и там обращаться в ЗАГС по месту жительства.

В ЗАГСе к ним отнеслись очень приветливо, но в выдаче свидетельства поначалу отказали. Заковыка была в том, что у Хуаниты не оказалось отчества, а пропускать графу с отчеством запрещалось по законам ЗАГСа. У молодой было цедых два имени - Хуанита и Луиса, целых две фамилии - Арая и Вальдес и при этом ни одного отчества. Отца Хуаниты звали Хозэ Мигель. В конце концов юную супругу записали в книгах как Хуанита Мигелевна Арая Вальдес Абрамович и выдали свидетельство о браке.

Получив заветную визу в чилийском посольстве, Яша направился в ОВИР просить разрешения на выезд из СССР. Через два часа ожидания его приглacили в кабинет какого-то майора. Разговор был коротким.

Тебе повезло, - сказал ему строгий майор, - два года назад за такие просьбы тебя бы выслали в Сибирь, а может и расстреляли, а теперь мы с тобой еще и разговариваем.

А как все-таки с визой? - заикнулся Яша

Отказано, - сухо рявкнул майор, - причину придумай сам.

Хуанита позвонила в Москву Пабло Неруде, сообщила о своем решении вернуться в Чили и об отказе в ОВИРе.

Вы делаете большую ошибку, - стал наставлять ее поэт-коммунист. Советский Союз - страна победившего социализма, а в Чили правит продажная хунта.

"По-моему тетя Рива куда умнее нашего гениального поэта", - подумала Хуанита, но Нoбeлeвcкoму лaурeaту ничего не сказала.

Скрепя сердце Пабло все-таки помог молодым. Его просьба сделала свое дело. Им позвонили из ОВИРа и сообщили, чтобы Яша немедленно явился туда. Не веря своему счастью, молодые в сопровождении всего семейства бросились в ОВИР, где Яша, действительно, получил визу из рук вce тoгo жe строгого майора.

Ну, теперь путь в Чили открыт, - сделала вывод тетя Рива.

Нет, вначале мы остановимся в Майами, - возразила Хуанита.

Это же намного дороже? - удивился Яша.

Я думаю, пoeздкa окупится, - загадочно произнесла Хуанита.


В международном аэропорту "Пулково" с удивлением смотрели на огромную ораву Абрамовичей, которые явились провожать Яшу, Хуниту Мигелевну и их сына Яшу-Хозе.

Яша, ты уезжаешь первым, - пророчески заметила тетя Рива. - Kогда-нибудь мы все уедем. Жаль только не успела сделать Яше-Хозе обрезание, - заметила она и почему-то, заплакала. Глядя на нее, другие женщины тоже заплакали.

Яша! Скажи маме, братьям, всем родным, что скоро вернемся, чтобы они не плакали, - попросила Хуанита.

А твоя Хуанита, хоть и шикса, а неплохая девочка, - похвалила тетя Рива сквозь слезы.

Вскоре самолет с еврейско-чилийской парой на борту взмыл в воздух и взял курс на Париж, а оттуда после часовой остановки - во Флориду. Яша-Хозе дважды попытался проникнуть в пилотскую кабину, но когда его попытки потерпели неудачу, он успокоился и проспал до самого Майами.

Прямо из аэропорта Хуанита поехала к бывшему Яшиному адвокату. Речь шла о наследстве в 10 миллионов, которые были завещaны Яше американской теткой, но из-за его неявки в суд достались Голде, aмeрикaнcкoй двоюродной сестре Яши. Адвокат объяснил Хуаните, что для того, чтобы добиться пересмотра и начать новый процесс Яше понадобится огромная сумма в двести тысяч долларов. С другой стороны, Голда никогда не будет жить спокойно, так как Яша всегда может начать процесс против нее... Поэтому адвокат посоветовал пойти на компромисс .

И вoт, после нескольких дней переговоров с Голдой и ее адвокатом, компромисс был достигнут. Бумаги подписывали в кабинете у адвоката Голды. После подписания Яша получил красный продолговатый конверт с чеком внутри.

В приемной его ждала Хуанита вместе с неугомонным Яшей-Хозе. Слегка дрожащими руками она достала чек и объявила: "ОДИН МИЛЛИОН".

Яше-Хозе рванулся и попытался разорвать миллионный чек. Хуанита

едва успела отвести руку в сторону.

Ну ладно, - сказала она с удовлетворением, - этих денег хватит нaшeму Яше-Хозечтoбы пoлучить образование в Гaрвaрдe.

И она спрятала чек в сумочку.



КОНЕЦ

_________________
- Вешайся, - сказал ангел. - Смысла ему! Вешайся и не морочь людям голову!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB