Курительный Салон

Наш курительный салон на краешке сети
Текущее время: Пн дек 10, 2018 01:36

Часовой пояс: UTC




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 46 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт авг 26, 2008 11:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 19:11
Сообщения: 2293
Откуда: Из чез
Биг Маки по датски

В Дании социальное обеспечение полностью финансируется из датских налогов. Правда, и в Дании уже сообразили, что прямые переводы правительства гражданам – дело малоэффективное: деньги по прежнему собирает правительство, но трансферты теперь отправляет для дальнейшего распределения уже поближе к месту жительства нуждающихся.

Любые налоги – вычет из наших доходов, предназначенный для потребления другими, но, поскольку и национальные производители тоже платят те же налоги, то и цена товаров подрастает на их величину, а значит, увеличивается и цена национального Биг Мака.

Если зависимость цены Биг Мака от уровня налогообложения существует, то она должна обнаружиться в результате элементарных расчетов. Цена Биг Мака в Соединенных Штатах в августе 2008 года была 3 доллара 57 центов, а доля налогов в ВНП США составляла около 28%, вычтя из американского Биг Мака эти 28%, мы получим и примерную космополитическую цену Биг Мака – 2 доллара 57 центов. Цена датского Биг Мака – 5 долларов 95 центов, значит, 57% от датского ВНП – это налоги, что, в общем, близко к истине.

Предположим, что сумма всех датских налогов составляет половину от ВНП, казалось бы, один датчанин тогда вынужден зарабатывать на два Биг Мака, чтобы съесть только один, иными словами, покупая один Биг Мак, он должен оплачивать производство двух, но ведь и цена датских Биг Маков сложена из датских доходов и налогов, значит, в цене каждого проданного Биг Мака скрыт еще один Биг Мак, то есть цена того Биг Мака, что покупает один датский налогоплательщик у другого, вырастает вдвое, а тот, кто покупает свой Биг Мак по двойной цене на полученные от государства деньги, получает свой Биг Мак и вовсе бесплатно.

Кажется, древние римляне поступали куда более разумно, предоставляя свои бесплатные Биг Маки всем нуждающимся

Что означает это удвоение цены Биг Мака для национальной экономики? То, что производство Биг Маков становится выгоднее за пределами той страны, где цена его производства слишком велика, и если импорт горячих Биг Маков – предприятие в достаточной мере абсурдное, то импорт всего прочего, действительно, начинает преобладать над экспортом.

Национальное производство сокращается, а национальный производитель начинает искать место для переноса своего производства в те страны, где цена Биг Мака меньше его космополитической цены: в те страны, где доля налогов в ВНП не столь значительна, а структура потребления не так развита, в страны с нищенской зарплатой и низкими налогами. Национальный валовый продукт уменьшается, зато растет импорт, возмещающий отсутствие национальных товаров.

Государство компенсирует переезд производства со своей территории переносом налогов с доходов на потребление, увеличивая внутренние косвенные налоги, такие, как НДС, налог с продаж и акцизы на ряд товаров. Национальный валовый доход при этом если и не растет, то сохраняется на прежнем уровне, потому кажется, что налоговая нагрузка на национальную экономику от замещения производства импортом даже уменьшается.

Уровень цен подрастает на величину налогов, вместе с ним растут и зарплаты, реальное количество денег в казне не увеличивается, косвенный налог, прибавляется к цене товаров, а новые цены и зарплаты уменьшают покупательную способность национальной валюты на внутреннем рынке, курс национального Биг Мака растет.

Вместо получения государством новых доходов увеличение налогов просто приводит к внутренней инфляции национальной валюты и дальнейшему бегству производства от увеличивающихся издержек. Современная Европа оказалась в налоговом тупике. Национальная экономика не замечает налогов, связанных с доходами и товарами, просто пропуская эти налоги сквозь себя. Все налоги бегают по кругу, поднимая цены и создавая иллюзию роста национального валового дохода.

Если вам нравится платить дважды и вдвое за один Биг Мак, чтобы предоставить государству возможность в случае необходимости вас лечить и платить вам пенсию, то вы живете, по крайней мере, в Дании, но пользоваться деньгами, покупательную способность которых центральный банк и правительство постоянно уменьшают инфляцией и налогами, кажется, никому, даже датчанину, не должно прийтись по нраву.

_________________
Все на свете - чепуха, остальное - враки!


Последний раз редактировалось albor Пн сен 01, 2008 16:28, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт авг 28, 2008 12:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 19:11
Сообщения: 2293
Откуда: Из чез
Стандарты и возможности

Китай вернулся в XV столетии после своего финансового кризиса к серебряному стандарту, став начислять налоги только в мерных серебряных слитках. Нам, увы, не доступен ни золотой, ни серебряный, ни даже биметаллический стандарт: слишком мало на свете золота и серебра, чтобы обеспечить всю мировую экономику своими запасами. В металлический стандарт теперь можно только играть и играть только всем миром, исключив из этой игры национальные интересы, то есть национальные налоги, проявляющиеся в разной стоимости одного и того же металла одинакового веса в разных государствах, налоги, от удельного веса которых в национальном валовом продукте зависит курс национального Биг Мака.

Суть игры в золотой стандарт – постоянство денежной массы в обращении, а это означает, что необходимо не множество эмитентов частных денег, не ответственность эмитента, а его отсутствие: деньги должны стать тем, ради чего они и появились на свет – они должны стать средством платежа, а не инструментом эмитента и государства, они должны стать примерно таким средством обращения, что имеет хождение в системе платежей Е-динар.

Система платежей в глобальной экономике просто обязана стать глобальной и базироваться на своей собственной валюте, исключающей влияние государств и банков, стать примерно такой, что заводили для своих внутренних расчетов между купцами и государствами банки Венеции, Антверпена и Амстердама. Тогда распространение такой системы платежей было ограничено одним банком, ныне уже существует техническая возможность распространить подобную систему на весь мир.

Первая в мире прямая трансляция была трансляцией по телефону концерта из львовского концертного зала Руссия: в 70 км от зала слушатели внимали голосам ведущих львовских солистов, доносящимся до них из рупоров еще в 1881 г.. По телефонной линии царская семья уже в следующем году слушала в Гатчине прямые трансляции из Мариинского театра, а, начиная с 1906 года, сам Николай Александрович слушал трансляции заседаний в Думе.

Стараниями Тивадара Пушкаша в 1883 г. в Будапеште появилась "Телефонная газета". Газета знакомила своих подписчиков с городскими новостями и биржевыми сводками, а по вечерам угощала их музыкой. Все фантасты уже предвкушали появление проводного телевидения, видеофона, обучающих и развлекательных телефонных программ. Увы, всему этому не суждено было сбыться: существующая проводная телефония вполне отвечала требованиям к ней ее собственников – телефонных компаний.

Проводной телефон упустил возможность дать начало голосовым газетам, телевизору, видеофону и множеству иных вещей, о которых мы пока не знаем, или уже употребляем их, не догадываясь, что толчком к их появлению мог стать телефон с его проводной связью, подобно электрической лампочке, пришедшей в каждый дом вместе с проводами, и спровоцировавшей появление множества приборов, подключенных к этим проводам. Для реализации всех этих проектов потребовалось ждать развития иной инфраструктуры – радио.

Мобильная связь вполне может стать нашим инструментом для связи с гипотетической пока глобальной платежной системой, не выпускающей в обращение все новые и новые электронные монеты, а телефон – нашим кошельком, тогда и начнется бегство из национальных валют в валюту глобальную, не подверженную инфляции и принимаемую к оплате во всем мире. Если мобильная связь не станет этим инструментом, то ее заменит иная, еще неизвестная нам инфраструктура и, подобно самой мобильной связи, вытесняющей проводную, вытеснит в свою очередь из употребления и ее.

Возможно, эта провоцирующая дефляцию роста система платежей возникнет и из частных денег, такой путь отсрочит ее появление еще минимум на столетие, пока в конкуренции не выживут самые стабильные деньги – деньги, не увеличивающиеся в количестве, но гораздо проще договориться о создании новой платежной системы и новых денег так же, как в свое время договаривались эмитенты кредитных карточек, ибо постиндустриальная экономика – экономика кооперации, а не конкуренции.

_________________
Все на свете - чепуха, остальное - враки!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Сб дек 06, 2008 14:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 19:11
Сообщения: 2293
Откуда: Из чез
Финансы и потребности

В августе 1998 г. американский Биг Мак стоил 2 доллара 40 центов, в августе 2008 уже 3,57. Цена Биг Мака за десять лет выросла почти в полтора раза, или, что то же самое, покупательная способность доллара упала в те же 1,5 раза. А теперь умножим 11 долларов (8 августовских 1998 г. долларов за баррель – такая же временная аномалия для цены на нефть, как и 150 долларов августа 2008) на 1,5 и мы получим 16,5 долларов за баррель сырой нефти – ту цену, что и запрашивали бы в августе 2008 г. производители нефти, если бы та не превратилась в финансовый инструмент.

Единственный критерий, которому должен соответствовать финансовый инструмент – прибыль от его использования должна быть намного выше инфляции. Чем успешнее финансовый инструмент, тем больше денег он аккумулирует, чем быстрее растет прибыль от его использования, тем меньше финансовый инструмент связан с его реальной основой – ценой производства товара и ценностью его для потребления.

Заканчивается бурная жизнь любого финансового инструмента одинаково: реальный рынок отказывается от потребления товара, ставшего успешным финансовым инструментом. Непосредственные потребители той нефти, контракты на поставку которой заключались в августе 2008 г., получили ту же нефть по уже вполне комфортной цене в 60 долларов за баррель, но воспользоваться этим они не смогли, поскольку продавцы нефти вынуждены были компенсировать свои убытки в 90 долларов на каждой бочке нефти, изъяв их из другого финансового инструмента – акций тех самых потребителей сырой нефти…

Начиная с 2000 г. производство нефти растет гораздо меньшими темпами, чем оно росло при цене менее 20 долларов за баррель, в США в последнее время производство даже не росло – сокращалось. Рост производства отражал действительную потребность рынка в черном золоте, но рост его цены – потребности рынка финансового. Рынок, порожденный резким увеличением поступления в Европу драгоценных металлов и служивший при своем рождении лишь аккумулятором денег, не нужных для оборота реальному рынку товаров и услуг, превратился со временем в паровой котел самой примитивной конструкции. Давление пара в этом котле постоянно нарастает вплоть до той поры, пока не превысит возможностей связанных с ним механизмов, призванных извлекать из этого давления полезную работу – производства и потребления, затем срабатывает предохранительный клапан, выпуская большую часть пара в свисток, при этом и производители, и потребители оказываются на грани выживания – механизмам не хватает пара

Вместо того, чтобы ликвидировать этот ненадежный и опасный котел, мы постоянно чиним его клапан, обвешивая сам котел все большим количеством датчиков и регуляторов, призванных ограничить давление в котле разумными на наш взгляд пределами, но клапан неизбежно всякий раз срабатывает, и лишь свисток с каждым разом становится все громче.

За последнюю четверть века мировой продукт вырос в четыре раза, а денежная масса в сорок. Лишние деньги ищут себе применение и находят его в необеспеченных кредитах и претензиях на претензии, выпускаемые в свет претендующими на иные претензии… В дело идет все, что может служить финансовым инструментом, пока не потребуются изъятия реальных денег из этих инструментов: все претензии в конечном итоге упираются в цену реального продукта или капитала и скукоживаются до истинных размеров цены продукта и капитала, начинается кризис ликвидности.

_________________
Все на свете - чепуха, остальное - враки!


Последний раз редактировалось albor Вс окт 04, 2009 05:55, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт дек 11, 2008 12:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 19:11
Сообщения: 2293
Откуда: Из чез
Без вести пропавшие

Помните? Центральный банк дает кредиты национальным банкам для того, чтобы те могли кредитовать всех прочих. Львиная доля этих прочих вместе с эмитированными Центральным банком деньгами оседает на рынке финансовом. Как только финансовые инструменты, прежде поглощавшие все большее количество эмитированных Центральным банком денег, прекращают свой рост, начинаются трудности с возвратом кредитов сначала у этих прочих, а затем и у тех банков.

Падает спрос на кредиты, эмиссия сокращается до минимума, но ведь прибыль Центрального банка и берется из его же собственной эмиссии, иного эмитента в национальном государстве не существует. Банки, чтобы расплатиться с Центральным банком, вслед за прочими агентами рынка пытаются извлечь деньги из принадлежащих им активов, еще более приближая их цену к той самой цене продукта и капитала. Эмитированные Центральным банком деньги медленно, но верно возвращаются к своему источнику, за кризисом ликвидности все явственнее проступает призрак надвигающейся дефляции.

В принципе, все лишние деньги, эмитированные Центральным банком, в конце концов, вернулись бы к нему, не нанеся ни малейшего вреда реальной экономике, поскольку в ней и остались бы только те деньги, что обеспечивают оборот, кабы не два обстоятельства: во-первых, финансовый рынок всеми правительствами и Центральными банками считается важнейшей частью национальной экономики, а во-вторых, и производство, и торговля ныне тоже зависят от финансового рынка.

Бывали и такие времена, когда акционерные общества создавались частными лицами, вносившими свои сбережения в уставной капитал. Дело велось на собственные доходы, а банк для текущих расчетов предоставлял обществу кредитную линию, исходя из оборота на счете общества в этом банке. Когда были необходимы новые средства, общество привлекало их, выпуская в свет новые акции или облигации, а единственное, что интересовало акционеров – прибыль на акцию. Именно распределенная по акциям прибыль и являлась мерой эффективности предприятия, акции росли и падали в цене в зависимости от этой прибыли. Рынок – сам себе калькулятор: если средняя доходность на вложенный капитал, скажем, 10%, то акция номиналом в 10 долларов, приносящая доход ее обладателю 2 доллара, стоила на рынке уже не 10, а 20 долларов.

Так было, пока правительства не озаботились социальной и экономической справедливостью и не обложили получателей прибыли прогрессивным подоходным налогом. Пока он был меньше, чем налог на нераспределенную прибыль акционерных обществ, акционеры голосовали за распределение всей прибыли, что не являлась необходимой для деятельности самих обществ, но правительства, проявляя заботу о своих гражданах, не являвшихся акционерами, стали изымать из доходов акционеров и по 75%. Естественно, акционеры стали голосовать за оставление большей части прибыли на рефинансирование обществ, где налоги съедали максимум 35%. Да, такие налоги уже мало где остались, но именно эти налоги да еще разница в налогах на прибыль от кредитования и торговых операций и породили еще одну инфраструктуру.

Ту часть прибыли, что акционеры, изымая из своих текущих доходов, накапливали в капитале своего предприятия, оно уже просто не могло переварить, выход из создавшегося положения был один – приобретение на свободные средства акций, поскольку это принималось государствами за инвестиции, а те были свободны от налогов, при этом был утрачен и рыночный механизм определения цены акций, калькулятор сломался. Уровень капитализации стали определять аудиторы и рейтинговые агенства, доходность самих акций уже никого не интересовала, интерес стала представлять исключительно их курсовая цена, точнее, ее рост, отраженный в ежеквартальных отчетах самих компаний об увеличении своей прибыли.

Основным способом увеличения капитализации стало поглощение иных компаний, не столь проворных в составлении отчетов, а средства для их приобретения большей частью занимались у банков под залог своих акций. Точнее, даже не совсем занимались – это была продажа с последующим выкупом – точь в точь та же операция, что проводили в свое время мусульманские менялы, стремясь обмануть самого Аллаха. Цель банков и компаний была более прозаической – оптимизировать свои налоги, впрочем, вскоре на тот же путь вступили и центральные банки, требуя от банков национальных в залог все те же акции.

Менеджмент компаний постоянно аккумулировал собственные акции, чтобы расширить свои кредитные возможности, банки – чтобы гарантировать возврат кредитов, центральные банки – чтобы снизить масштабы эмиссии. В итоге от акционеров капитал перетекает к менеджменту, от него к банкам, от них к банкам центральным. От прежнего капитализма нам остаются одни лишь только необеспеченные претензии.

_________________
Все на свете - чепуха, остальное - враки!


Последний раз редактировалось albor Ср янв 20, 2010 01:52, всего редактировалось 4 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Сб дек 13, 2008 12:08 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 19:11
Сообщения: 2293
Откуда: Из чез
Хотели, как лучше…

Источник всех материальных ценностей – труд. Все, что замышляется и воплощается людьми в то, что способно приносить им пользу – стоимость человеческих трудов. Вмешательство государства в экономику всегда приводит к разрушительным для нее последствиям. Если оно увеличивает налоги, рынок приходит в упадок, потому что новые налоги лишают торговлю прибыли, а торговцев надежды, собираемые государством налоги не увеличиваются, а сокращаются. Если оно в ответ начинает отнимать собственность, состоятельные люди нанимают охрану, а их богатства оказываются за границами государства.

Попробуйте с ходу назвать автора и время создания этой концепции. Нет, это не Маркс и не Бакунин, это Вали ад-Дин 'Абд ар-Рахман ибн Мухаммад ибн Халдун, некий философ XIV века. То, что было понятно еще шестьсот лет назад, ныне все еще не осознано ни государством, ни его поддаными.

Косвенные налоги создали королей и их армии, королевства и империи, создали их внутренний рынок, национальную валюту и национальное государство, отделившееся своими границами от общего рынка. Налоги создают и поддерживают иллюзии о всемогуществе государства, о его правах, обязанностях и возможностях. Само государство, находясь в плену той же иллюзии, пытается решать свои проблемы с помощью налогового регулирования, но результаты этого регулирования большей частью превосходят все ожидания регулирующих: решенная проблема оказывается ничтожной по сравнению с размерами и количеством новых проблем, вызванных этим регулированием.

В 1156 г. Генрих Плантагенет обложил церковные земли, как земли, коим не пристало поставлять воинов, щитовым сбором – налогом, идущим на содержание королевской наемной армии. Этот налог постепенно распространился и на младших отпрысков баронов – малоимущих дворян, чьи земельные наделы не дотягивали до пяти гайд – минимального земельного надела, с которого еще со времен Альфреда Великого поставляли в армию Англии одного воина со снабжением. Ричард Львиное Сердце в 1196 взял щитовой сбор со всех баронов, освободив их от военной обязанности. Налог постепенно становился все регулярнее и распространился почти на все свободное население Англии. Наконец, Иоанн Безземельный повысил этот налог втрое и стал собирать его ежегодно. Налог, вместо укрепления королевской армии и власти, сплотил всю нацию и привел к появлению на свет Великой Хартии.

Англия XIII века несколько отличалась от Магриба века XIV: в Англии не было нужды нанимать охрану состоятельным людям, потому что со времен Генриха Плантагенета оружие всякий свободный англичанин обязан был иметь при себе, и за границы государства его богатство не могло уйти вместе с ним – все его богатство заключалось в его земельном наделе.

Освобождая инвестиции от налогов, государство вовсе не поощрило своих подданных вкладывать свои доходы в торговлю и производство, это освобождение лишь создало иллюзию увеличения национального валового дохода благодаря росту цены национального Биг Мака, а доходы устремились на вторичный инвестиционный рынок – биржу, поднимая курс акций. Разница между налогом на корпоративную прибыль и подоходным налогом, должная, не повредив росту экономики, нивелировать разницу в доходах подданных и облегчить участь неимущих, на последней не сказалась никоим образом, поскольку почти вся эта разница досталась корпорациям и большей частью оказалась все там же – на бирже, уничтожив и остатки реальности в отражении биржей ценности товаров и уровня капитализации.

Еще один побочный эффект от этих налоговых упражнений – концентрация прежде принадлежавшего частным лицам капитала в руках фикции – юридических лиц. Пока еще за этими юридическими лицами скрывается менеджмент банков и корпораций, но события могут развиваться и таким же образом, каким они развивались в России, начиная с создания в 1912 г. синдиката банков во имя спасения российской промышленности и поддержания курса акций российских предприятий.


Если верить ибн Халдуну, заканчиваются все подобные истории весьма плачевно:

Итогом вмешательства государства в экономику может быть только его гибель. Его ждет либо завоевание, либо распад на множество мелких государств. Впрочем, любому государству определен свой срок, и ни одному не суждено избежать кончины. Ее можно ожидать в скором времени после того, как государственные люди начинают стремиться к роскоши, это стремление приводит к росту поборов, удорожанию всех товаров и разрушению экономики. Государство, появившись на свет в силу определенных обстоятельств, гибнет уже от обстоятельств, им же и созданных.

_________________
Все на свете - чепуха, остальное - враки!


Последний раз редактировалось albor Чт янв 14, 2010 15:21, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 04, 2009 00:14 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт окт 19, 2004 19:11
Сообщения: 2293
Откуда: Из чез
Люди и вещи на равной ноге

Имеет ли право чемодан претендовать на те вещи, что вы положили в него, собираясь в дорогу? Имеет ли право почтово-багажный поезд С.-Петербург – Мурманск на ту почту и тот багаж, что направляется в его вагонах в Мурманск? Для разума, не испорченного Римским правом, сам вопрос кажется абсурдным, а ответ очевидным, но само это право во многом и появилось на свет, дабы дать вовсе неочевидные ответы на абсурдные вопросы.

Если в Законах XII таблиц V века до нашей эры зафиксированы нормы, выработанные долгой практикой и призванные облегчить общежитие, такие, скажем, как расстояние от посаженного дерева до соседнего участка, нормы обычного права, то с развитием Римской государственности законодательство все более отдаляется от этих норм и становится тем, что и называется ныне Римским правом, правом не республики, а Pax Romana, Римской Империи. Рождение Империи означало и переход граждан Рима в новую категорию: они становились ее подданными. Империя возвестила о своем рождении понятными подданным, но абсурдными с точки зрения граждан законами, направленными на умаление их прав и расширение прав Империи, на регламентацию частной жизни, вроде законов Августа о безбрачии, и… на увеличение роли государства в социальном обеспечении. Последнее уже являлось прямым следствием победы государства над союзами граждан – коллегиями, прекрасно справлявшимися с перераспределением излишков доходов своих членов в пользу бедствующих сограждан и осуществлявшими на добровольной основе то, что императорам пришлось сначала делать за свой счет, а затем, когда общая казна, эрариум, окончательно слилась с казной императорской, фиском, за счет добровольно-принудительных пожертвований и налогов.

Появление компаний, откупающих право сбора налогов и разрабатывающих государственные рудники, занятых строительством кораблей и зданий, перевозкой и реализацией товаров, даже возникновение профсоюзов и страховых касс, религиозных сект и политических клубов вовсе не является приметой нового времени, все эти компании, союзы, секты, клубы существовали еще в Древнем Риме. Вплоть до последнего столетия, предваряющего нашу эру, всякое объединение граждан Рима в любые коллегии было делом самих граждан, собственно, и сам Рим тогда представлял собой такую же коллегию, он был общим делом, общим достоянием, республикой, вещью общества.

Больше всего нарождающуюся Римскую Империю беспокоили религиозные коллегии, те самые, что и занимались благотворительностью. Эти коллегии благодаря мудрой политике официального Рима постепенно превращались в политические клубы, потому под предлогом охранения национальной нравственности в 64 году Сенат присвоил себе право распускать вредные для общественного порядка коллегии по представлению магистратов. Уже к 58 году выяснилось, что общественный порядок более страдает от отсутствия запрещенных коллегий, нежели от дел, творимых прежде внутри этих коллегий – запрещенные было коллегии вновь были разрешены. Через два года Сенат вновь прибег к закрытию ряда коллегий по представлению магистратов, на сей раз, уже не скрывая за общественной моралью мотивов преследования коллегий, те уже официально запрещались за свою политическую деятельность.

Радикал Цезарь и к вопросу существования коллегий подошел радикально: он запретил их вовсе, но уже Август вновь разрешил их деятельность, только отныне все вновь создаваемые коллегии должны были испрашивать позволения на свое существование у Сената. Этот порядок распространился и на все прочие союзы граждан, в итоге всем компаниям, коллегиям, союзам, профсоюзам и кассам, кроме похоронных, требовалось разрешение Сената на свое существование. Без разрешения Сената все эти компании и союзы не могли теперь ни отстаивать в суде интересы своих членов, ни нормально осуществлять свою деятельность.

Обретением же субъектности имущество, накопленное в одном месте, обязано христианской церкви. Именно она первой получила статус телесности (corpora), а вместе с ним и право распоряжения имуществом, прежде находившемся в общей собственности своих прихожан. Этот статус сначала получают подпавшие под церковное управление благотворительные учреждения, а затем и сами епископии, положив начало всем прочим корпорациям – вещам, имеющим право претендовать на обладание иными вещами, право, прежде принадлежавшее исключительно лицам. Физическим.

_________________
Все на свете - чепуха, остальное - враки!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 46 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB